16+

Губернский Деловой Журнал. Журнал российских территорий. Свид-во ПИ № ФС 77-26454 от 15.12.2006

Главная / Статьи / Контуры грядущего
06.05.2013 18:13
  • 1490

Контуры грядущего

Дмитрий Медведев утвердил долгосрочный прогноз развития страны до 2030 года. В истории современной России это первый прогноз на столь далекую перспективу.

Создание данного прогноза опиралось на разработанный еще в 2008 году прогноз развития РФ до 2020 года, а также на различные государственные целевые программы. По словам замминистра Минэкономразвития Андрея Клепача, за основу было взято консервативное видение того, как будет развиваться мировая экономика в этот период. Согласно оценке, темпы роста окажутся ниже, чем в начала XXI столетия; в США в среднем они не превысят 2%, начнется торможение в Китае и Индии. В итоге среднемировой ежегодный прирост будет равен 3—3,5%.

В прогнозе исходят из того, что к 2030 году в мире произойдут серьезные сдвиги. Если сегодня доля Китая в мировом ВВП 13%, то через 15 лет по паритету покупательной способности она превысит 20%. В целом же азиатский регион к 2030 году будет давать 40% мирового производства. Россия граничит с этими странами. Но чем мы будем с ними торговать, что сможем поставить на их рынок?

Второй аспект вопроса — как изменения мирового топливного баланса отразятся на судьбе России? Идущая из США сланцевая революция способна кардинально изменить ситуацию. Если сейчас нетрадиционные источники дают 6% энергоресурсов, то к 2030 году эта цифра возрастет до 11%.

Однако, по словам Андрея Клепача, составители прогноза полагают, что обвального снижения цен на энергоносители не случится, хотя они и упадут.
Мировая экономика сегодня переживает очередную технологическую революцию, и прежде всего в таких сферах, как информационная, медицинская и биологическая. По этим направлениям у нас есть хороший задел. Но если его как следует не развить, то это отразится не лучшим образом на судьбе страны. Да и в целом сценарий развития российского государства зависит не столько от цен на углеводороды, сколько от усилий ее граждан по преобразованию всех сфер жизни.

В прогнозе рассматриваются три базовых сценария предстоящего периода. Первый из них — консервативный. Для него характерно определенное качественное улучшение экономики, в первую очередь ТЭКа, так как без внедрения новых технологий добыча полезных ископаемых будет падать, особенно интенсивно после 2020 года. Но эта модернизация носит очаговый характер, а экономика в целом остается прежней по своей структуре, с ведущей ролью топливно-энергетического комплекса. Государственные институты, как и уровень корпоративного управления, сохраняют все основные современные пороки. Средние темпы роста экономики России на уровне 3—3,2%, а удельный вес ее в мировой экономике будет сокращаться.

Второй базовый сценарий разработчики окрестили инновационным. Происходит прорыв в высокотехнологичном секторе, он становится конкурентоспособным. Средние темпы роста — 4—4,2%, они позволят несколько увеличить значение отечественной экономики в глобальном масштабе.

И наконец, третий вариант — форсированный. Он означает глубокую модернизацию страны, создание высокотехнологичных секторов. Это позволит резко нарастить экспорт машин и оборудования; если сегодня он на уровне $28 млрд, то к 2030 году вырастет до $60—80 млрд. Будет сокращен разрыв между Россией и ведущими мировыми державами в развитии экономики. В здравоохранении, образовании, социальной сфере внедрены стандарты ОЭСР, а численность среднего класса возрастет с нынешних 22—25% до 40—48%.

Важнейший элемент преобразований по этому сценарию — качественный рост институтов. По словам Андрея Клепача, правительство готовит целый набор мер по их преобразованию, по улучшению инвестиционного климата. При этом в случае реализации первого сценария качество институтов не изменится. Не произойдет и рост нормы накопления, что необходимо для более динамичного развития страны. Сейчас рост составляет около 25%, что явно недостаточно.

Второй и третий сценарии возможны при увеличении привлекательности российской экономики для инвесторов; бегство капитала сменится его притоком. Будут реализованы крупные инвестиционные проекты, такие как ввод современных автобанов, запуск программы по созданию высокоскоростного железнодорожного транспорта, воссоздание производства редкоземельных элементов, необходимых для современной промышленности, появление сектора по выпуску композитных материалов. Все это потребует от отечественного бизнеса иного качества менеджмента и управления.

Мы попросили экспертов высказать свое мнение по поводу подготовленного Министерством экономического развития прогноза.

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики: 

— В современном мире происходит смена стадий экономического развития, индустриальный этап завершается, становится все труднее вводить в оборот новые минеральные ресурсы. На смену приходят информационные технологии, инновации. Однако это не означает, что все так однозначно, многие сегодняшние надежды могут не реализоваться. В качестве иллюстрации можно привести пример с термоядерной энергией. В свое время многие уверяли, что она перевернет всю нашу жизнь. Прошло не одно десятилетие, а исторический прорыв так и не состоялся. Человечество далеко не всегда готово к новым открытиям, поэтому и будущее так трудно предсказывать.

Но это не означает, что мы не должны пытаться его прогнозировать. И главное, не должны отказываться от тех возможностей, которыми обладаем. Важно понять, где мы можем совершить прорыв. И одним из таких секторов является сельское хозяйство, в первую очередь, зерновое производство. Население земли в XXI веке продолжит расти, а значит, будет расти и спрос на продукты питания. А Россия обладает огромными земельными ресурсами.
Что же касается представленных в программе вариантов, то только инновационный сценарий является спасительным для страны. Готовы ли мы его реализовать? К сожалению, российский бизнес чрезмерно инертен, ему не хватает стремления к риску.

Дмитрий Белоусов, руководитель направления Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования:

— Для российской экономики очень важны темпы роста. Между 4% и 5% роста пролегает граница, которая позволяет или не позволяет государству выполнить взятые им на себя социальные обязательства. Для этого они должны быть не ниже 5—5,5%. В предыдущие годы в качестве приоритетов была выбрана стабильность, а не развитие, мы копили средства в разных фондах. Но при такой политике невозможно разогнать народное хозяйство до нужной нам скорости. Чтобы ее увеличить, придется занимать деньги на рынках. Но отсюда возникает проблема устойчивости финансового баланса, так как придется возвращать долги. Еще один вывод: модернизация экономики, социальной среды, человеческого капитала должны происходить синхронно.

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы:

— Консервативный прогноз не только более вероятен, но только он и возможен. Большое значение имеет фактор цен на нефть. Если цена установится на уровне 90 долл. за баррель, темпы роста экономики упадут до 2—2,5%. Если цены окажутся выше, то долгосрочный рост составит 3%.

Если мы улучшим инвестклимат, снизим административные барьеры для бизнеса, улучшим госрегулирование, усилим конкуренцию и усовершенствуем государственные институты, и если цены на углеводороды будут высокими, в таком случае темпы роста могут превысить 4%, 5% — это уже мечта, но одновременно и стимул для действий. Правда, может показаться, что разница между скоростью движения в 3% и 4% не столь велика. Но для длительного периода это не так, идет накопление в ту или иную сторону. К 2030 году эта дельта будет различаться в 1,5 раза.

Реалистичный сценарий — это рост на 3%. ОЭСР сделало долгосрочный прогноз, для России темпы экономического роста названы в 3%. Но при таких показателях трудно проводить модернизацию. Замедление экономики не позволяет расходовать на ВПК и армию, на другие амбициозные проекты озвученные суммы. Но самый большой риск для страны не само замедление экономики, а то, что страна может не смириться с этим обстоятельством. И власть, чтобы ослабить недовольство, начнет делать необдуманные шаги: смягчит денежно-кредитную политику, увеличит госрасходы — тогда точно мы свалимся в кризис.

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН РФ:

— Чем отличаются гадание на кофейной гуще и экономические прогнозы?  Тем, что гадание иногда сбывается. Сегодня мир находится в неопределенном состоянии, это в равной степени относится к экономике, для которой характерен вялый частный спрос, и к мировоззренческим представлениям, которые, по сути дела, оказались в тупике. Но раз нет частного спроса, его может заменить государственный спрос и тем самым увеличить расходы.

Для России нужен не просто экономический рост, а качественный экономический рост. Для Китая, США качество роста не проблема, у них самая острая проблема — безработица. Если у нас будет реализован инерционный сценарий, мы окончательно превратимся в экономическое захолустье.  

Что делать? Популярна такая мантра: живем плохо, не по средствам, у нас низкая производительность труда, даже когда удается улучшить инвестклимат, ничего не улучшается, не появляются новые драйверы в экономике.

Перед нами стоит задача сильно дифференцировать экономику, используя еще советский научный задел. И тут нет альтернативы госинвестициям. В России узкое товарное предложение, куда ни глянешь, всюду импорт. Тогда откуда появится спрос, непонятно?

Выход может быть в кооперации с Европой. Они нуждаются в спросе на свою продукцию, а мы в модернизации. Поэтому можем обмениваться интересами, но только нам нужно выбрать приоритеты и сферы сотрудничества.

Автор: Владимир Моисеев

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх